ВИКТОР ОЛЕГОВИЧ ПЕЛЕВИН

Скачать презентацию на тему: "ВИКТОР ОЛЕГОВИЧ ПЕЛЕВИН" с количеством слайдов в размере 22 страниц. У нас вы найдете презентацию на любую тему и для каждого класса школьной программы. Мы уверены, что наши слайды помогут найти вам свою аудиторию. Весь материал предоставлен бесплатно, в знак благодарности мы просим Вас поделиться ссылками в социальных сетях и по возможности добавьте наш сайт MirPpt.ru в закладки.

Нажмите для просмотра
ВИКТОР ОЛЕГОВИЧ ПЕЛЕВИН

1: ВИКТОР ОЛЕГОВИЧ ПЕЛЕВИН

2: Цель работы

3: Виктор Олегович Пелевин – современный российский писатель. Родился в 1962 году. В 1984 году окончил Московский энергетический институт (МЭИ), учился в Литературном институте им. Горького. Работал в одном из первых в стране небольших частных издательств, участвовал в издании текстов Карлоса Кастанеды, древнекитайских буддистов. Начинал как автор фантастических рассказов.

4: Имя Виктора Олеговича Пелевина прочно вошло в список известных, самых читаемых писателей российской современности. Его произведения вызывают огромное количество откликов, рождая подчас самые противоречивые точки зрения даже среди известных критиков. Множество публикаций о «феномене Пелевина» заставляют внимательнее отнестись к автору, доказывают актуальность и современность его произведений. И о природе «феномена Пелевина» сказано немало, что также обязывает пристальнее присмотреться к его творчеству. Имя Виктора Олеговича Пелевина прочно вошло в список известных, самых читаемых писателей российской современности. Его произведения вызывают огромное количество откликов, рождая подчас самые противоречивые точки зрения даже среди известных критиков. Множество публикаций о «феномене Пелевина» заставляют внимательнее отнестись к автору, доказывают актуальность и современность его произведений. И о природе «феномена Пелевина» сказано немало, что также обязывает пристальнее присмотреться к его творчеству.

5: Первое его опубликованное произведение — сказка «Колдун Игнат и люди» (1989). Пелевин — лауреат многих литературных премий: «Золотой шар» (1990 — «Затворник и Шестипалый»); «Великое Кольцо» (1990 — «Реконструктор»; 1991 — «Принц Госплана»; 1993 — «Бубен верхнего мира»); Малая Букеровская премия (1992 — сборник «Синий фонарь»); «Бронзовая улитка» (1993 — «Омон Ра»); премия «Интерпресскона» (1993 — «Омон Ра»; 1993 — «Принц Госплана»); «Странник» (1995 — эссе «Зомбификация»). Первое его опубликованное произведение — сказка «Колдун Игнат и люди» (1989). Пелевин — лауреат многих литературных премий: «Золотой шар» (1990 — «Затворник и Шестипалый»); «Великое Кольцо» (1990 — «Реконструктор»; 1991 — «Принц Госплана»; 1993 — «Бубен верхнего мира»); Малая Букеровская премия (1992 — сборник «Синий фонарь»); «Бронзовая улитка» (1993 — «Омон Ра»); премия «Интерпресскона» (1993 — «Омон Ра»; 1993 — «Принц Госплана»); «Странник» (1995 — эссе «Зомбификация»).

6:

7: Больших критических работ, монографий о творчестве Пелевина пока нет, и все написанное когда-либо на эту тему — это, в основном, газетные статьи: публикации в «Огоньке» (А. Вяльцев, С. Кузнецов, Б. Минаев), в журнале «Знамя» (А. Генис, К. Степанян, Л. Филиппов), в «Литературной газете» (Р. Арбитман, П. Басинский) и другие. Наиболее примечательные из негативных рецензий — «Как бы типа по жизни» А. Немзера и «Из жизни отечественных кактусов» П. Басинского. Больших критических работ, монографий о творчестве Пелевина пока нет, и все написанное когда-либо на эту тему — это, в основном, газетные статьи: публикации в «Огоньке» (А. Вяльцев, С. Кузнецов, Б. Минаев), в журнале «Знамя» (А. Генис, К. Степанян, Л. Филиппов), в «Литературной газете» (Р. Арбитман, П. Басинский) и другие. Наиболее примечательные из негативных рецензий — «Как бы типа по жизни» А. Немзера и «Из жизни отечественных кактусов» П. Басинского.

8: А. Немзер называет Пелевина труднопроизносимым словом «бестселлермахер», ссылаясь на пелевинскую популярность и подчеркивая, на наш взгляд, тем самым непопулярность собственную. А. Немзер называет Пелевина труднопроизносимым словом «бестселлермахер», ссылаясь на пелевинскую популярность и подчеркивая, на наш взгляд, тем самым непопулярность собственную. А Павел Басинский, столь мастерски осмеянный Пелевиным в «Generation П» под именем Павла Бисинского, заявляет: «Сам по себе Пелевин с грошовым изобретательским талантом, с натужными «придумками». . . не стоит и ломаного яйца» — тоже, видимо, обиделся на собственное незапланированное появление в невыгодном контексте.

9: Все это еще раз подчеркивает неоднозначность, неодноплановость творчества Пелевина. Мы же, говоря о писателе, воспользуемся словами Игоря Северянина: «. . . Моя двусмысленная слава и недвусмысленный талант». Чего же, однако, больше в этом явлении новейшей русской литературы: «двусмысленной славы» или «недвусмысленного таланта»? И не в созвучии ли его произведений с нашей действительностью кроется причина успеха Виктора Пелевина? Все это еще раз подчеркивает неоднозначность, неодноплановость творчества Пелевина. Мы же, говоря о писателе, воспользуемся словами Игоря Северянина: «. . . Моя двусмысленная слава и недвусмысленный талант». Чего же, однако, больше в этом явлении новейшей русской литературы: «двусмысленной славы» или «недвусмысленного таланта»? И не в созвучии ли его произведений с нашей действительностью кроется причина успеха Виктора Пелевина?

10: Главный герой романа - чапаевский ординарец и поэт-декадент революционной России. Живет он не особо задумываясь о смысле своего существования, изредка пишет стишки на революционные темы и балуется наркотиками: «Жербунов отхлебнул из чашки и недовольно хмыкнул. Я тоже сделал глоток из своей. Это была ханжа, плохая китайская водка из гаоляна. Я принялся жевать пирожок, совершенно не чувствуя его вкуса — заморозивший мое горло кокаин еще давал себя знать» . Главный герой романа - чапаевский ординарец и поэт-декадент революционной России. Живет он не особо задумываясь о смысле своего существования, изредка пишет стишки на революционные темы и балуется наркотиками: «Жербунов отхлебнул из чашки и недовольно хмыкнул. Я тоже сделал глоток из своей. Это была ханжа, плохая китайская водка из гаоляна. Я принялся жевать пирожок, совершенно не чувствуя его вкуса — заморозивший мое горло кокаин еще давал себя знать» .

11: Неискушенный читатель может решить, что перед ним очередное «бульварное чтиво», не представляющее из себя ничего неординарного, но тот, кто действительно знаком с творчеством Пелевина, понимает, что это не так и все еще впереди. Неискушенный читатель может решить, что перед ним очередное «бульварное чтиво», не представляющее из себя ничего неординарного, но тот, кто действительно знаком с творчеством Пелевина, понимает, что это не так и все еще впереди. Уже в следующей главе оказывается, что на самом деле Петр Пустота никакой не адъютант Чапаева, а сумасшедший пациент психиатрической больницы, проходящий курс лечения у доктора Тимура Тимуровича, и петербургская жизнь — не что иное, как плод его больного воображения: «Перед следующим, самым толстым в папке блоком, была вставлена страница, на которой я прочел: ПЕТЕРБУРГСКИЙ ПЕРИОД (условное обозначение по самой устойчивой характеристике бреда. Повторная госпитализация)».

12: Таким образом, роман совмещает в себе две иллюзорных реальности, передающие душевное состояние и развитие главного героя на разных этапах его жизни. И только в конце произведения он осознает «великую истину»: ни Петербурга, ни психиатрической больницы на самом деле нет. Все, что окружает его, находится только в его сознании, да и сам он, оказывается, не существует нигде. Таким образом, роман совмещает в себе две иллюзорных реальности, передающие душевное состояние и развитие главного героя на разных этапах его жизни. И только в конце произведения он осознает «великую истину»: ни Петербурга, ни психиатрической больницы на самом деле нет. Все, что окружает его, находится только в его сознании, да и сам он, оказывается, не существует нигде.

13: Ваш роман «Чапаев и пустота» — одно из лучших произведений современной русской литературы. В чем, по-Вашему, заключается новизна этого романа? Ваши романы представляют собой очень совершенные конструкции. В какой степени в них сочетается расчет и импровизация? Ваш роман «Чапаев и пустота» — одно из лучших произведений современной русской литературы. В чем, по-Вашему, заключается новизна этого романа? Ваши романы представляют собой очень совершенные конструкции. В какой степени в них сочетается расчет и импровизация? Первый вопрос о том, в чем оригинальность романа «Чапаев и пустота». С моей точки зрения, она в том, что это — первый роман в мировой литературе, действие которого происходит в абсолютной пустоте.

14: С книгами все происходит, по-моему, примерно также. Писать книгу без четко продуманного плана гораздо интереснее, но если подходить к литературе как к бизнесу, то это мой серьезный недостаток, потому что приходиться много переписывать, выбрасывать целые куски, которые потом не помещаются в общую конструкцию. Но если сначала придумать весь роман как схему, а потом заполнять его текстом, это будет смертельно скучно, непонятно тогда, зачем этим заниматься, деньги можно зарабатывать более эффективными методами. Когда я писал «Чапаев и Пустота», я двигался на ощупь, именно в этом для меня заключена прелесть этого романа, это как прогулка в ночном лесу, когда не знаешь, что произойдет через час. Так что эти схемы появляются при анализе, но они не предшествуют синтезу, которым является творчество. С книгами все происходит, по-моему, примерно также. Писать книгу без четко продуманного плана гораздо интереснее, но если подходить к литературе как к бизнесу, то это мой серьезный недостаток, потому что приходиться много переписывать, выбрасывать целые куски, которые потом не помещаются в общую конструкцию. Но если сначала придумать весь роман как схему, а потом заполнять его текстом, это будет смертельно скучно, непонятно тогда, зачем этим заниматься, деньги можно зарабатывать более эффективными методами. Когда я писал «Чапаев и Пустота», я двигался на ощупь, именно в этом для меня заключена прелесть этого романа, это как прогулка в ночном лесу, когда не знаешь, что произойдет через час. Так что эти схемы появляются при анализе, но они не предшествуют синтезу, которым является творчество.

15: Чапаев. Красный командир, похожий на белого офицера. Мистик, гуру. Маг, адепт. Член ордена Октябрьской Звезды, как и Черный Барон Юнгерн (см. ). Чапаев. Красный командир, похожий на белого офицера. Мистик, гуру. Маг, адепт. Член ордена Октябрьской Звезды, как и Черный Барон Юнгерн (см. ). Прототипы: 1) Чапаев из книги Фурманова, фильма братьев Васильевых и анекдотов; 2) Георгий Иванович Гурджиев (1877-1949) — эзотерик, гуру, торговец коврами. Ю. Стефанов напоминает: на литографии Владимира Ковенацкого, опубликованной в журнале «Огонек» (1989, 47), Гурджиев изображен в кавалерийских галифе и затрапезной майке; 3) дон Хуан из книг Карлоса Кастанеды.

16: Петр Пустота. 26 лет. В 1918 году поэт из Петербурга, декадент, католик и комиссар Чапаева. В 1990-х — пациент Образцовой психиатрической больницы 17, считающий себя «единственным наследником великих философов прошлого». Прототипы: 1) Петька, адъютант Василия Чапаева из книги Фурманова, фильма братьев Васильевых и анекдотов; 2) Петр Демьянович Успенский (1878-1947), ученик Георгия Гурджиева. Петр Пустота. 26 лет. В 1918 году поэт из Петербурга, декадент, католик и комиссар Чапаева. В 1990-х — пациент Образцовой психиатрической больницы 17, считающий себя «единственным наследником великих философов прошлого». Прототипы: 1) Петька, адъютант Василия Чапаева из книги Фурманова, фильма братьев Васильевых и анекдотов; 2) Петр Демьянович Успенский (1878-1947), ученик Георгия Гурджиева.

17: Григорий фон Эрнен, он же товарищ Фанерный — давний друг Петра Пустоты, тоже поэт. В момент их встречи — чекист. Не исключено, впрочем, что просто кошмар героя, один из «темной банды его ложных я». Григорий фон Эрнен, он же товарищ Фанерный — давний друг Петра Пустоты, тоже поэт. В момент их встречи — чекист. Не исключено, впрочем, что просто кошмар героя, один из «темной банды его ложных я». Анна — племянница Чапаева, пулеметчица-льюисистка. Прототипы: Анка-пулеметчица из фильма и анекдотов. Котовский — кокаинист, уголовник, творец нашей Вселенной. Тоже мистик и буддист, но несколько отмороженный. Прототипы: Григорий Иванович Котовский (1881-1925) — красный командир времен Гражданской войны. Герой фильма «Котовский» (1943; коронная фраза — «Котовский в городе»; и в романе она звучит не раз) и анекдотов.

18: Ксения Макеева в своей статье «Творчество Пелевина отмечает»: «Пелевин талантлив, чертовски талантлив. Возможно, даже гениален. Пелевин, и это, на наш взгляд, бесспорно, — искуснейший мастер, потрясающе одаренный писатель; чтение его произведений доставляет именно эстетическое удовольствие, духовное наслаждение. Взяв раз в руки роман Виктора Пелевина «Чапаев и Пустота», читатель с трудом отрывается от нее. Объясняется это, помимо прочего, тем, что язык пелевинского романа легкий и непринужденный, не отягощен ни длительными монологами, ни утомительными описаниями, ни речевыми клише. Двумя-тремя предложениями автор как-будто рисует в нашем сознании картину, и образ Чапаева, Пустоты и других создается сам …» Ксения Макеева в своей статье «Творчество Пелевина отмечает»: «Пелевин талантлив, чертовски талантлив. Возможно, даже гениален. Пелевин, и это, на наш взгляд, бесспорно, — искуснейший мастер, потрясающе одаренный писатель; чтение его произведений доставляет именно эстетическое удовольствие, духовное наслаждение. Взяв раз в руки роман Виктора Пелевина «Чапаев и Пустота», читатель с трудом отрывается от нее. Объясняется это, помимо прочего, тем, что язык пелевинского романа легкий и непринужденный, не отягощен ни длительными монологами, ни утомительными описаниями, ни речевыми клише. Двумя-тремя предложениями автор как-будто рисует в нашем сознании картину, и образ Чапаева, Пустоты и других создается сам …»

19: Критик Виктор Шохин в статье «Чапай, его команда и простодушный ученик» отмечает, что за 10 лет роман «Чапаев и Пустота» оброс, как днище корабля ракушками, множеством интерпретаций. «Но все равно как будто чего-то не хватает». Критик Виктор Шохин в статье «Чапай, его команда и простодушный ученик» отмечает, что за 10 лет роман «Чапаев и Пустота» оброс, как днище корабля ракушками, множеством интерпретаций. «Но все равно как будто чего-то не хватает». Александр Цыганов в статье «Мифология в романе Пелевина «Чапаев» говорит о том, в романе происходит ремифологизация Чапаевского мифа. Возникает мифология третьего порядка, учитывающая произошедшие в массовом сознании изменения. Ее можно определить как «личное мифологизирование».

20: Виктор Пелевин стал культовой фигурой прежде всего потому, что он уловил нерв времени: он очень точно отобразил реальность существующую в современном мире. Дело в том, что с развалом СССР период доминирования одной реальности над всеми сферами жизни закончился — второстепенные, ранее незаметные, новые миры заняли свое место в гонке за лидерство, почуяв благоприятную почву под ногами. По мнению К. Фрумкина, «в такую эпоху Пелевин, исследующий сочетания миров, закономерен, как боевик про Ирак или Косово». Конечно же, огромную роль играет и «художественый» талант Пелевина — образы, которые он создает, живут уже вне его книг — в сознании читателя. Виктор Пелевин стал культовой фигурой прежде всего потому, что он уловил нерв времени: он очень точно отобразил реальность существующую в современном мире. Дело в том, что с развалом СССР период доминирования одной реальности над всеми сферами жизни закончился — второстепенные, ранее незаметные, новые миры заняли свое место в гонке за лидерство, почуяв благоприятную почву под ногами. По мнению К. Фрумкина, «в такую эпоху Пелевин, исследующий сочетания миров, закономерен, как боевик про Ирак или Косово». Конечно же, огромную роль играет и «художественый» талант Пелевина — образы, которые он создает, живут уже вне его книг — в сознании читателя.

21: Пелевин В. Чапаев и Пустота. — М. : Вагриус, 1996 Пелевин В. Чапаев и Пустота. — М. : Вагриус, 1996 Басинский П. Из жизни отечественных кактусов. — Литературная газета, 29 мая, 1996 Долин А. Виктор —левин: новый роман. — Русский Журнал, 1998 Кузнецов С. Василий Иванович Чапаев на пути воина. —КоммерсантЪ-daily, 27 июня, 1996 Кузнецов С. Самый модный писатель. — Огонек, 1996, 35 Макеева А. Творчество Виктора Пелевина. – Новый мир, 2002, 6 Минкевич А. Поколение Пелевина. — Русский Журнал, 8 апреля, 1999 Немзер А. Как бы типа по жизни. Роман Виктора Пелевина «Generation П» как зеркало отечественного инфантилизма. — Время MN, 1999, 26 марта Тух Б. Новое поколение выбирает «П». — Таллинн, 2001, 24

22:

Скачать презентацию


MirPpt.ru